Христианское учение о молитве и ее значение в деле нравственного совершенствования, Глава 4 —

Детально: Христианское учение о молитве и ее значение в деле нравственного совершенствования, Глава 4 — - святые тексты подобранные специальное для Вас.

Христианское учение о молитве и ее значение в деле нравственного совершенствования (fb2)

Письма о христианской жизни. СПб., 1880. С. 361. ^

Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться. М., 1904. С. 57. ^

Письма о христианской жизни. Указ. изд. С. 361. ^

Цит. по книге: Схимонах Иларион. На горах Кавказа. Беседа двух старцев пустынников о внутреннем единении с Господом наших сердец чрез молитву Иисус Христову или духовная деятельность современных пустынников. Баталпашинск, 1910. С. 19.

Отдел I. Понятие о христианской молитве и краткое изъяснение молитвы Господней как образца

Глава 1. Понятие о христианской молитве

Таинственность христианской молитвы

Молитва есть одно из таинственных явлений христианской жизни. «Имя молитвы есть чудно, – говорит архимандрит Иринарх, – непостижимо человеческим разумом, недоведомо ангельским умом, объясняемое только во глубине неисследимой бездны любви Божией к человеческому роду» [1]. Поэтому-то дать полное, исчерпывающее определение молитвы – невозможно.

Святые отцы и подвижники христианские, всю свою жизнь посвятившие молитвенному подвигу, достигши самых высоких ступеней в нравственном совершенствовании, не могли с точностью указать, что нужно понимать под христианской молитвой. Одни из них придают ей преимущественно интеллектуальные свойства: называют ее «беседою ума», его восхождением к Богу [2]. Другие определяют молитву со стороны волевых функций: называют ее «деланием» [3], «путем к Богу» [4], «служением выше других» [5] и т. д. Третьи говорят о молитве как сердечной деятельности. «Молитвою, – пишет святитель Феофан, – преимущественно оживляется сердце в чувствах своих» [6]. Называют «страх Божий» началом всякой добродетели [7], в частности – и молитвы [8]. А святитель Василий Великий и святитель Григорий Нисский определяют молитву как «прошение у Бога» [9].

Такое различие в определении молитвы, по суждению Исаака Сирина, объясняется тем, что для предметов будущего века, каковым и является молитва, мы не имеем подлинного и истинного названия [10].

Вникая в психологию молитвы, можно установить только отдельные ее существенные признаки, по которым и составить хотя частичное ее определение.

Понятие о молитве в узком смысле

Молитва может быть понимаема в двояком смысле: узком и широком.

Существенным признаком молитвы, понимаемой в узком значении, служит устремление души человека к Богу. «К Тебе, Господи, воздвигох душу мою» (Пс. 24:1), «Возвесели душу раба Твоего, яко к Тебе взях душу мою» (Пс. 85, 4; 142, 8), – восклицает Псалмопевец. Возношение души к Богу есть не что иное, как устремление всех ее сил.

Некоторые из святых отцов и подвижников благочестия все душевные движения возводят к уму и сердцу, как главным силам души, и потому определяют молитву как «восхождение ума и сердца к Богу» [11].

В обыденной жизни мы открываем свой внутренний мир пред окружающими нас людьми посредством слова. Этим путем мы сообщаем близким свои нужды, просим у них помощи, благодарим их и т. п. Слово – это необходимое условие для наших сношений с людьми. Иногда оно заменяется или сопровождается жестами, мимикой, внешними знаками. Также и при молитве, понимаемой в узком смысле, человек, возносясь своей душой к Богу, выражает свои мысли и чувства внешне – словом и движениями. И как в сношениях с другими людьми, особенно с теми, от которых мы хотим получить совет или помощь, мы стараемся держать себя пристойно, так несравненно большее благоговение требуется от нас в словах и внешних знаках при молитвенной беседе с Существом высочайшим и Всесвятым, в руках Которого вся наша жизнь, все наше благополучие. Вот такого-то рода беседа человека с Богом – как определенный религиозно-нравственный акт выражения вовне известного духовного состояния – и есть молитва, понимаемая в узком смысле слова.

Так именно и определяется молитва в Пространном православном христианском катихизисе. «Молитва, – читаем в нем, – есть возношение ума и сердца к Богу, являемое благоговейным словом человека к Богу. и сопровождаемая другими знаками благоговения» [12].

Понятие о молитве в широком смысле

Но кроме указанного узкого смысла молитвы как в Священном Писании, так и у святых отцов молитва понимается еще и в широком смысле – как религиозно-нравственное душевное состояние [13], в смысле постоянного сердечного и благоговейного памятования о Боге, упования или надежды на Него во всех случаях жизни.

В таком именно смысле может быть понята и заповедь святого апостола Павла о непрестанной молитве [14]. Об этом говорит и собственный пример самого Апостола, который, работая днем и ночью в деле благовестия Христова [15], добывая себе пропитание собственными руками [16], в то же время «нощь и день преизлиха молящеся» Богу [17].

О молитве в широком смысле говорят и святые отцы. Так, святитель Василий Великий учит, что молитву «следует не в словах заключать, но поставлять ее силу более в душевном расположении и в добродетельных делах, непрерывно

Христианское учение о молитве и ее значение в деле нравственного совершенствования

Содержание

От редакции

Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, поздравляя Константина Ефимовича Скурата с 40-летием педагогической деятельности, обратился к нему с такими словами: «Вы – действительно труженик и подвижник нашей богословской науки. Ваши ученики несут архипастырское, пастырское, педагогическое служение Матери-Церкви – от края до края Руси, ближнего и дальнего зарубежья. Спасибо Вам за Ваш подвижнический, педагогический, богословский подвиг, который дал поколения тружеников нашей Святой Церкви, которым Вы передали свои богатые знания и воспитывали примером своей жизни».

В 1999 году автору этой книги профессору Московской Духовной Академии, Доктору Церковной Истории Константину Ефимовичу Скурату исполнилось 70 лет. С радостью поздравляем его с юбилеем.

Родился Константин Ефимович 29 августа 1929 года в крестьянской семье в селе Комайск Витебской области. Родители воспитывали трех своих сыновей в строго православном духе. Отец перед самой кончиной подозвал к себе Константина, благословил его крестным знамением и сказал: «Молись Богу, и Господь устроит твою жизнь». Мать (Татьяна) сопровождала всю жизнь сыновей молитвой и наставлением в святой православной вере и жизни.

Общеобразовательную школу Константин закончил с серебряной медалью. С отличием закончил Минскую Духовную Семинарию (в 1951 г.) и Московскую Духовную Академию (в 1955 г.). За труд, который читатель держит в своих руках, получил ученую степень кандидата богословия и был оставлен при Академии в качестве профессорского стипендиата по кафедре Истории Русской Церкви и преподавателя Московской Духовной Семинарии.

В 1979 г. защитил магистерскую диссертацию на тему «Сотериология святого Афанасия Великого» (после чего был удостоин звания профессора), а в 1978 г. – докторскую диссертацию на тему «Поместные Православные Церкви». Имеет многочисленные публикации.

За время 44-летней педагогической работы преподавал в Московской Духовной Семинарии Историю Русской Церкви и Общую Церковную Историю, а в Московской Духовной Академии – Историю Древней Церкви, Догматическое богословие и Греческий язык.

Побывал в служебных командировках в Греции, Болгарии, Румынии, Германии, Италии, Швейцарии, Финляндии, Великобритании, Ирландии, Израиле.

Награжден орденами и медалями Православных Церквей: Александийской, Иерусалимской, Русской, Румынской, Болгарской, а также Правительством Российской Федерации.

Читайте так же:  Молитва николаю чудотворцу во всех бед

В настоящее время преподает Катихизис в Московской Духовной Семинарии, Патрологию – в Московской Духовной Академии и курс по Истории Поместных Православных Церквей в Аспирантуре при Московской Духовной Академии.

Константин Ефимович является членом богословской Комиссии Священного Синода Русской Православной Церкви и членом Редколлегии журнала «Богословские труды».

Женат. Имеет трех взрослых детей – двух сыновей (иерея Николая и Алексия) и дочь (Наталию).

ВВЕДЕНИЕ

Бдите и молитеся, да не внидите в напасть.

Молитва – священная царица добродетелей.

Велика сила молитвы, и она более всего приносит Духа Божьего и ее удобнее всего всякому исправлять.

Молитва есть вместилище или поприще всей духовной жизни, или самая духовная жизнь в движении и действии.

Человеческая немощь в подвиге приобретения истинного блага. Истинные блага дарует нам Господь. Молитва есть средство к испрошению этих благ и приготовление к достойному их принятию. Молитва возрождает человека. Сила молитвы

Человек – великое, дорогое существо у Бога, но это великое создание, после падения в грех, стало немощным, подвергающимся множеству слабостей. Греховный человек настолько слаб, что, несмотря на все свои естественные усилия, не может приобрести здесь на земле истинного блага, постоянного внутреннего мира и покоя в своем существе. Ему часто помогают в этом искании ближние, друзья, соседи. Но что могут дать человеку такие же смертные, как и он! И только Господь может послать ему благо и дар совершен. «Бог есть единый источник всех истинных благ», – читаем у святителя Игнатия (Брянчанинова) 1 . Он для человека все: сила сердца его и свет ума его; Он благую мысль дает ему, уничтожает уныние и оживляет дерзновение; Он покой и радость; Он его вера, надежда и любовь; Он пища его, питие, одежда; Он жизнь для человека, его дыхание и освящение. Как мать бывает всем для младенца, так и Господь всегда готов даровать человеку необходимое в достижении им спасения. Но чтобы стать достойным Божиих милостей, человеку нужно приготовить себя к этому.

Ведь и земледелец не бросает своих семян в твердую почву, а предварительно распахивает ее, делает рыхлой. Так и верующий для принятия Божественных даров должен расположить свою душу, должен сам искать этих даров, просить их у Господа.

Средством ко всему этому и служит молитва. «Она есть ключ к небесным сокровищам» 2 , «посредница между Богом и человеком, лестница, соединяющая небо с землею, творение с Творцом» 3 .

«Она перерождает душу, уготовляет ее к принятию благодати, приводит ее в общение с Богом, водворяет в ней мир» 4 . Она «есть канал, которым струя благословений с неба льется в томящееся сердце» 5 . Вся духовно-нравственная жизнь развивается в человеке при посредстве молитвы. Молитвою поддерживается и укрепляется в человеке ревность для борьбы с грехом и страстями; через молитву получаются от Бога благодатные силы на перенесение всякого рода жизненных испытаний и на преуспеяние в добродетели. С другой стороны, и все то, что относится к нашим телесным нуждам, может быть ниспослано от Бога только через посредство молитвы. Нет такой вещи, чтобы нельзя было испросить ее у Бога. Невозможное она делает возможным. То, что представляется для нас трудным, молитва делает легким. Бессильный человек с молитвою приобретает такую силу, пред которой не могут устоять никакие другие силы. Чистою молитвою он побеждает самую природу, переменяет ее законы. Так, по молитве великого вождя Богоизбранного народа разверзлись недра земные, в которые едва проникают все усилия людей, и поглотили нечестивых возмутителей ( Числ. 16, 32, 33 ). Иисус Навин остановил молитвой солнце при сражении с хананеянами и продлил один день как два ( Нав. 10, 12–14 ). Пророк Исаия – возвратил солнечную тень ( 3Цар. 20, 11 ; Ис. 38, 8 ).

Сильно и страшно бурное море, неудержимым потоком переливаются в нем воды, с неотразимою силою восстают под дыханием ветра его бурные волны, для которых человек со всею его мудростью – игрушка. Но и страшное море уступает силе молитвы ( Исх. 14, 22 ). Ужасна стихия огня, но и ее преодолевает молитва ( Дан. 3, 94 ). Неудержимы разрушительные движения воздуха. Нет силы, которая бы могла остановить страшные его течения, кроме одной только – силы молитвы ( Мф. 8, 25, 27 ). Молитва побеждает и злобу хищных зверей ( Дан. 6, 16–19 ), и истребляет страшные полчища врагов ( Ис. 37, 14–20, 36 ). Молитва отражает и притоки болезней, поражающие тело человека и преодолевающие всякое искусство ( Ис. 38, 1–5 ). По силе молитвы Сам Господь Бог нередко изменял определения Своей святой воли, удерживал Свою карающую руку, отвращал Свой гнев от преступного народа ( Исх. 32, 10, 14 ). «Нет, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – подлинно нет ничего сильнее молитвы и даже ничего равного ей» 6 .

Господь наш Иисус Христос и святые апостолы признавали молитву главным делом. Заповедали ее и нам

Господь наш Иисус Христос, придя на землю для спасения человеческого рода, считал молитву главнейшей обязанностью Своего великого служения. Он не только Сам постоянно пребывал в молитвенном единении с Отцом 7 , но и нам заповедал молиться 8 и оставил образец молитвы («Отче наш. ») 9 .

Точно также смотрели на молитву и святые апостолы. Вместе с проповедью слова Божия они признавали ее главным своим делом. Избирая семь диаконов, чтобы вверить им попечение о бедных, они сказали о себе: «Мы же в молитве и служении слова пребудем» ( Деян. 6, 4 ). Нам они завещали со всем усердием молиться Богу, о чем святой апостол Павел неоднократно упоминает в своих посланиях 10 . Он заповедует даже «непрестанно молиться» ( 1Сол. 5, 17 ), то есть непрестанно иметь молитвенное настроение.

Святые отцы и учители Церкви признают молитву корнем всего доброго и святого

Тому же учат единогласно все святые отцы и учители Церкви как словом, так и собственным примером. Они признают молитву «священной и блаженной матерью всех добродетелей», «царицей их» 11 , «ликоначальницей» 12 , «главой всякой добродетели», «верхом добрых дел» 13 , «корнем, источником и матерью бесчисленных благ» 14 , пищей и светом души 15 , «пределом всех благ» 16 . В честь молитвы они составили целые панегирики, в которых указывают на ее великое значение и в нравственной жизни 17 .

Долг христианина – совершение молитвы

Естественно вытекает из сказанного необходимость для человека молитвы. Поскольку она заповедана Самим Спасителем и Его святыми апостолами и поскольку на ней созидается все доброе и великое, то она так же необходима христианину, как основание для каждого здания, как пища для тела, как воздух для дыхания и как вода для рыбы. Эта потребность вытекает не только из учения веры, но и из самой природы нашей души. Душа наша, будучи дыханием Божиим, постоянно стремится к Богу, как к источнику своего бытия, и свое стремление выражает посредством беседы с Ним, то есть молитвы.

Причина охлаждения христиан к молитве – незнание сущности христианской молитвы. Задача работы и ее трудность. План

Но отчего же между нами мало таких, которые считали бы молитву самым действенным средством к исправлению при нравственном падении, к отражению всех злоключений и напастей? Что значит, например, такое явление, когда христианину, при случившейся с ним какой-нибудь беде, подаешь совет помолиться Господу, он холодно принимает совет, как будто бы дело идет о давно испытанном и не оказавшем пользы средстве? Это значит только то, что между христианами все еще мало таких, которые знают существо христианской молитвы, умеют молиться как следует, а потому и не испытывают на себе всей спасительности молитвы. Молитва – великое и святое дело, благоуханный цвет духовной жизни. «Кто умеет молиться, – читаем у святителя Феофана (Говорова), – тот уже спасается» 18 . Поэтому, прежде чем давать свои заключения о молитве, надлежит раньше научиться ей, познать, какая молитва угодна Богу и как она содействует в нравственном совершенствовании человека. Правильное и спасительное решение этого вопроса дает нам православное христианское учение. Изложение его и является задачей данной работы.

Читайте так же:  Молитва святой блаженной старицы матроны московской

Дать полное православное христианское учение о молитве – труд очень большой. Это объясняется, с одной стороны, чрезвычайной широтой рассматриваемой темы. «Молитва, – говорит святитель Феофан, – есть наука из наук» 19 , «она все: вера, благочестие, спасение. Следовательно, – делает вывод святитель, – о ней столь можно говорить, что и конца не будет» 20 . С другой стороны, – до сих пор этот обильный материал о молитве мало кем приводился в систему. Может быть причину сего надо видеть в том, что, по слову того же святителя Феофана, «учение о молитве не должно подлежать никакой системе, потому что духовное дело, подчиняясь системе, необходимо должно терпеть усечение, лишаться своей безграничной свободы, свойственной духу, находящемуся под действием и управлением Духа Божия, а не человеческого узаконения» 21 .

Настоящее сочинение построено по такому плану.

Вся работа разделена на четыре отдела. В первых трех – излагается христианское учение о молитве. Сюда входят вопросы о том, как понимает христианство молитву, о каких ее видах оно учит и каких требует условий, чтобы молитва была успешной. В четвертом же отделе рассматривается христианское учение о значении молитвы в деле нравственного совершенствования.

Игнатий (Брянчанинов), святитель. Сочинения. Т. 1. СПб., 1905. С. 140.

О терпении в молитве. «Прибавление к творениям святых отцов». 1855. Ч. 14. С. 398.

Христианское учение о молитве и ее значение в деле нравственного совершенствования, Глава 4 — читать, скачать

Христианское учение о молитве и ее значение в деле нравственного .

001 002 003 004 005 006 007 008 009 010 011 012 013 014
В начало текста В конец текста

Как врач-человек, так и Бог взывает: «Покажи мне язву твою, и исцелю тебя». Ему желательно видеть твое обращение; тогда уврачует тебя» 337. Поэтому желающие исцелить свои греховные струпы и стать на путь опасения должны прибегать к христианской молитве, неотступно и терпеливо просить Господа, чтобы Он поселил в их сердцах отвращение от грехов и страстей и вкоренил в них учение великих подвижников о силе и действии молитвы над всем порочным. И Господь, несомненно, явит Свою великую милость. «Не забывайте так делать, – призывает святитель Феофан, – и всегда с успехом будете поражать и прогонять все возникающее в вас страстное» 338. ГЛАВА 2. Значение молитвы для возрастания в христианских добродетелях.

Предохраняя и избавляя душу христианина от нравственных недугов и духовной смерти, поддерживая его духовную жизнь, молитва является также необходимым средством постоянного духовного возрастания христианина от силы в силу, постепенного нравственного усовершенствования его вплоть до обожествления его природы и предвкушения будущего блаженного состояния на небе.

Сближая с Богом, с духовным миром, молитва является главным и могущественным способом для укрепления веры в Бога. Святитель Тихон Задонский учит: «Вера утверждается и умножается молитвою, по подобию дерева, которое чем более орошается, тем более растет. Ибо Божия благодать, как дождь тихий, снисходит на молящегося и орошает сердце его и плодоносно творит к совершению добрых дел» 346. Истины, содержащиеся в Божественном Откровении и преподаваемые святой Церковью, становятся сердечным убеждением усердного молитвенника. Молясь Богу, он опытно познает Божественное до- стоинство христианина, чувствует бытие духовного мира, переживает на самом себе обновляющую и воссозидающую силу христианской веры, ощущает прилив новых духовных сил ( Фил. 4, 14 ) , при помощи которых становится способным совершать великие дела благочестия. И чем выше христианин по молитвенному труду, чем горячее он молится, тем более он познает духовный мир и тем крепче становится его вера. Молясь пламенно, он составляет с ангелами, по выражению святителя Иоанна Злато-уста, «один хор» 347. Искренний молитвенник сродняется с небожителями, уподобляется им, соделывается не столько жителем земного мира, сколько небесного, где его все утешения и радости сердца.

Познав опытно духовный мир, молитвенник бывает непоколебим в вере. Подобно тому, как питающийся хлебом не может сомневаться в действительном его существовании, так и молитвенник не может колебаться в вере, ибо для него это есть духовная пища.

Христианское учение о молитве и ее значение в деле нравственного совершенствования, Глава 4 — читать, скачать

Господь наш Иисус Христос и святые апостолы признавали молитву главным делом. Заповедали ее и нам

Господь наш Иисус Христос, придя на землю для спасения человеческого рода, считал молитву главнейшей обязанностью Своего великого служения. Он не только Сам постоянно пребывал в молитвенном единении с Отцом [7], но и нам заповедал молиться [8] и оставил образец молитвы («Отче наш. ») [9].

Точно также смотрели на молитву и святые апостолы. Вместе с проповедью слова Божия они признавали ее главным своим делом. Избирая семь диаконов, чтобы вверить им попечение о бедных, они сказали о себе: «Мы же в молитве и служении слова пребудем» (Деян. 6:4). Нам они завещали со всем усердием молиться Богу, о чем святой апостол Павел неоднократно упоминает в своих посланиях [10]. Он заповедует даже «непрестанно молиться» (1Сол. 5:17), то есть непрестанно иметь молитвенное настроение.

Святые отцы и учители Церкви признают молитву корнем всего доброго и святого

Тому же учат единогласно все святые отцы и учители Церкви как словом, так и собственным примером. Они признают молитву «священной и блаженной матерью всех добродетелей», «царицей их» [11], «ликоначальницей» [12], «главой всякой добродетели», «верхом добрых дел» [13], «корнем, источником и матерью бесчисленных благ» [14], пищей и светом души [15], «пределом всех благ» [16]. В честь молитвы они составили целые панегирики, в которых указывают на ее великое значение и в нравственной жизни [17].

Долг христианина – совершение молитвы

Естественно вытекает из сказанного необходимость для человека молитвы. Поскольку она заповедана Самим Спасителем и Его святыми апостолами и поскольку на ней созидается все доброе и великое, то она так же необходима христианину, как основание для каждого здания, как пища для тела, как воздух для дыхания и как вода для рыбы. Эта потребность вытекает не только из учения веры, но и из самой природы нашей души. Душа наша, будучи дыханием Божиим, постоянно стремится к Богу, как к источнику своего бытия, и свое стремление выражает посредством беседы с Ним, то есть молитвы.

Причина охлаждения христиан к молитве – незнание сущности христианской молитвы. Задача работы и ее трудность. План

Но отчего же между нами мало таких, которые считали бы молитву самым действенным средством к исправлению при нравственном падении, к отражению всех злоключений и напастей? Что значит, например, такое явление, когда христианину, при случившейся с ним какой-нибудь беде, подаешь совет помолиться Господу, он холодно принимает совет, как будто бы дело идет о давно испытанном и не оказавшем пользы средстве? Это значит только то, что между христианами все еще мало таких, которые знают существо христианской молитвы, умеют молиться как следует, а потому и не испытывают на себе всей спасительности молитвы. Молитва – великое и святое дело, благоуханный цвет духовной жизни. «Кто умеет молиться, – читаем у святителя Феофана (Говорова), – тот уже спасается» [18]. Поэтому, прежде чем давать свои заключения о молитве, надлежит раньше научиться ей, познать, какая молитва угодна Богу и как она содействует в нравственном совершенствовании человека. Правильное и спасительное решение этого вопроса дает нам православное христианское учение. Изложение его и является задачей данной работы.

Читайте так же:  Молитва помочь мужу с работой

Дать полное православное христианское учение о молитве – труд очень большой. Это объясняется, с одной стороны, чрезвычайной широтой рассматриваемой темы. «Молитва, – говорит святитель Феофан, – есть наука из наук» [19], «она все: вера, благочестие, спасение. Следовательно, – делает вывод святитель, – о ней столь можно говорить, что и конца не будет» [20]. С другой стороны, – до сих пор этот обильный материал о молитве мало кем приводился в систему. Может быть причину сего надо видеть в том, что, по слову того же святителя Феофана, «учение о молитве не должно подлежать никакой системе, потому что духовное дело, подчиняясь системе, необходимо должно терпеть усечение, лишаться своей безграничной свободы, свойственной духу, находящемуся под действием и управлением Духа Божия, а не человеческого узаконения» [21].

Настоящее сочинение построено по такому плану.

Вся работа разделена на четыре отдела. В первых трех – излагается христианское учение о молитве. Сюда входят вопросы о том, как понимает христианство молитву, о каких ее видах оно учит и каких требует условий, чтобы молитва была успешной. В четвертом же отделе рассматривается христианское учение о значении молитвы в деле нравственного совершенствования.

Игнатий (Брянчанинов), святитель. Сочинения. Т. 1. СПб., 1905. С. 140. ^

О терпении в молитве. «Прибавление к творениям святых отцов». 1855. Ч. 14. С. 398. ^

Булгаковский Д., священник Молитва – царица добродетелей. СПб., 1893. С. 4. ^

Остроумов С., протоиерей. Жить – любви служить. М., 1900. С. 53. ^

Размышление о молитве Господней. «Христиан-ское Чтение» (Дальше: «Хр. Чт.»). 1822. Ч. 6. С. 340.

Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Т. 1. Против аномеев VII. СПб., 1895. С. 557. ^

Мф. 14, 23; 26, 36-45; 27, 46; Лк. 2, 42; 5, 16; 6, 12, 22, 41-42; Евр. 5, 7. ^

Мф. 26, 41; Лк. 21, 36. ^

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Еф. 6, 18; Фил. 4, 6; Кол. 4, 2 и др. ^

Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. Сл. 28. Гл. 2. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1901. С. 233. ^

Макарий Египетский, преподобный. Духовные беседы, послания и слова. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1904. С. 337 ^

Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Т. 2. Слово о молитве 1. СПб., 1896. С. 831. ^

Святоотеческие наставления о молитве и трезвении или внимании в сердце к Богу и истолкование молитвы Господней словами святых отцев. М., 1889. С. 149 (преподобный Иоанн Лествичник). (Дальше: Святоотеческие наставления о молитве и трезвении); «Хр. Чт.» 1829. Ч. 34. С. 17 (святитель Иоанн Златоуст). ^

Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Т. 1. Против Аномеев V. СПб., 1895. С. 532. ^

Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Т. 1. Против Аномеев VII. СПб., 1895. С. 558. Ефрем Сирин, преподобный. Творения. Ч. 3. Сл. 64. М., 1849. С. 285. Григорий Нисский, святитель. Творения. Ч. 1. О молитве. Слово 1. М., 1861. С. 384-385. Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. Сл. 28. Гл. 1. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1901. С. 232. ^

Письма о христианской жизни. СПб., 1880. С. 361. ^

Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться. М., 1904. С. 57. ^

Письма о христианской жизни. Указ. изд. С. 361. ^

Цит. по книге: Схимонах Иларион. На горах Кавказа. Беседа двух старцев пустынников о внутреннем единении с Господом наших сердец чрез молитву Иисус Христову или духовная деятельность современных пустынников. Баталпашинск, 1910. С. 19.

Отдел I. Понятие о христианской молитве и краткое изъяснение молитвы Господней как образца

Глава 1. Понятие о христианской молитве

Таинственность христианской молитвы

Молитва есть одно из таинственных явлений христианской жизни. «Имя молитвы есть чудно, – говорит архимандрит Иринарх, – непостижимо человеческим разумом, недоведомо ангельским умом, объясняемое только во глубине неисследимой бездны любви Божией к человеческому роду» [1]. Поэтому-то дать полное, исчерпывающее определение молитвы – невозможно.

Святые отцы и подвижники христианские, всю свою жизнь посвятившие молитвенному подвигу, достигши самых высоких ступеней в нравственном совершенствовании, не могли с точностью указать, что нужно понимать под христианской молитвой. Одни из них придают ей преимущественно интеллектуальные свойства: называют ее «беседою ума», его восхождением к Богу [2]. Другие определяют молитву со стороны волевых функций: называют ее «деланием» [3], «путем к Богу» [4], «служением выше других» [5] и т. д. Третьи говорят о молитве как сердечной деятельности. «Молитвою, – пишет святитель Феофан, – преимущественно оживляется сердце в чувствах своих» [6]. Называют «страх Божий» началом всякой добродетели [7], в частности – и молитвы [8]. А святитель Василий Великий и святитель Григорий Нисский определяют молитву как «прошение у Бога» [9].

Такое различие в определении молитвы, по суждению Исаака Сирина, объясняется тем, что для предметов будущего века, каковым и является молитва, мы не имеем подлинного и истинного названия [10].

Вникая в психологию молитвы, можно установить только отдельные ее существенные признаки, по которым и составить хотя частичное ее определение.

Понятие о молитве в узком смысле

Молитва может быть понимаема в двояком смысле: узком и широком.

Существенным признаком молитвы, понимаемой в узком значении, служит устремление души человека к Богу. «К Тебе, Господи, воздвигох душу мою» (Пс. 24:1), «Возвесели душу раба Твоего, яко к Тебе взях душу мою» (Пс. 85, 4; 142, 8), – восклицает Псалмопевец. Возношение души к Богу есть не что иное, как устремление всех ее сил.

Христианское учение о молитве и ее значение в деле нравственного совершенствования, Глава 4 — читать, скачать

О первом прошении: «Да святится имя Твое»

Так обращаемся мы, прежде всего, к Богу, нашему Небесному Отцу. Это не значит, что мы просим у Бога, чтобы Имя Его стало еще святее, чем есть. Оно само по себе вечно «свято и славно без нашего прославления» [32], «исполнено всего величия и неизменяемости» [33]. Но среди верующих оно может и прославляться их высокой нравственной жизнью (Мф. 5:16), и хулиться мерзкими поступками (Ис. 52:5), вызывающими соблазн и у неверных. Поэтому Господь и внушает тем, которые называют Бога Отцом своим и носят имя христианина, чтобы они просили Бога сподобить их прославлять Его своею жизнью, своими добрыми делами и распространять Его славу между людьми (Мф. 5:16) [34]. «Кто говорит в молитве: да святится Имя Твое во мне, – пишет святитель Григорий Нисский, – тот, по силе произносимых им слов, молится о следующем: при содействии Твоей помощи да соделаюсь неукоризненным, справедливым, благочестивым, буду воздерживаться от всякого дела злого, говорить истину, делать правду, ходить по правоте, отличаться целомудрием, украшаться нерастлением, мудростью и благоразумием; мудрствовать горнее, презирать земное, прославляться Ангельским житием» [35].

О втором прошении: «Да приидет Царствие Твое»

Желая святить Имя Божие своими делами и распространять славу Божию между другими людьми, мы во втором прошении – «Да приидет Царствие Твое» – молим Господа, чтобы Он, основавший на земле царство Своей благодати – Церковь Божию – и принявший нас, христиан, в это царство Свое, помог нам быть истинными сынами царства Его на земле, то есть быть христианами не по имени только, но и по духу и жизни. Этим прошением мы усиливаем еще больше то, о чем мы молим Господа в первом. Если просим, чтобы пришло к нам Царствие Божие, то, по мысли святителя Григория Нисского, в действительности умоляем Бога об избавлении от тления, смерти, от уз греха и страстей, о прекращении борьбы плоти с духом, и вселении на место всего порочного – духовного: мира и радования [36].

Читайте так же:  Молитва к неупиваемой чаше икона

С просьбой о даровании нам сил быть истинными сынами Царства благодатного мы соединяем и моление о нелишении нас Царства Славы, то есть будущего вечного блаженства праведников. «Но если не будем просить, неужели Царствие сие не придет?» – спрашивает блаженный Августин и отвечает: «Конечно придет. Но что пользы, если мы окажемся тогда стоящими ошуюю? Посему молясь так, выражаем желание, чтоб Царствие то пришло для нас, чтоб и мы обрелись в нем, а не вне его» [37].

Словом, прошение о Царствии есть благоговейное желание, чтобы Царство Божие, распространяясь на земле, утверждалось в душах верующих и в свое время привело их в «наследие нетленно и нескверно и неувядаемо, соблюдено на небесех» (1Пет. 1:4).

О третьем прошении: «Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли»

Будучи сынами благодатного Царства нашего Господа и готовясь к наследию вечного царства – Царства Славы, мы должны стараться вести такую жизнь, какая свойственна небожителям, – исполнять здесь на земле Его святую волю так, как исполняют ее Ангелы в светлых небесных обителях. «Прежде достижения неба, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – надо землю сделать небом, чтобы и живя на ней так поступать и говорить, как бы находились на небе» [38]. А так как мы на пути к Царству Небесному окружены разнообразными соблазнами, то в третьем прошении – «Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли» – мы и молим Господа укрепить нас в добре, в подчинении своей воли Его воле. «Естество человеческое, – поучает святитель Григорий Нисский, – однажды приведенное в расслабление пороком, немощно для добра. Ибо человек не с такою легкостью, с какою доходит до худого, возвращается от него опять к доброму. Посему, когда действует в нас стремление ко злу, то не бывает потребности в содействующем, потому что порок сам собою довершает себя в воле нашей. Когда же возникает возжелание лучшего, то потребно бывает, чтобы Бог помог привести его в исполнение» [39].

О четвертом прошении: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь»

С этого прошения начинается вторая часть молитвы Господней. Первые три относились преимущественно к славословию Имени Божия, хотя с этим славословием тесно связана и наша собственная слава. Следующие же четыре составляют просьбу о благах нашей личной жизни, хотя опять-таки дарование этих благ относится и к славе Имени Божия. «С четвертого прошения, – читаем в книге «Святоотеческих наставлений о молитве и трезвении», – начинается поворот молитвы» [40]. Церковный писатель Тертуллиан видит в этом проявление Божественной Премудрости. «Какой прекрасный Божественная Премудрость дала порядок молитвенным прошениям, – восклицает он, – когда после небесного, то есть Имени Божия, Царства Божия, воли Божией, дала место прошению и о земных потребностях» [41].

Словами четвертого прошения мы молим Господа, чтобы Он дал нам на этот день все необходимое для нашего существования как телесного, так и душевного. Для телесной жизни нужны пища, одеяние и жилище. Но это попечение о естественных потребностях не должно заглушать памяти о всеблагом Божием Промысле. «Жизнь человеческая однодневна, – поучает святитель Григорий Нисский. – Собственность каждого – одно только настоящее, а надежда на будущее остается в неизвестности. Для чего мучить себя неизвестным, томить заботами о будущем? Сказано – «довлеет дневи злоба его» (Мф. 6:34). Скажи Тому, Кто дает «пищу всякой плоти» (Пс. 135:25): от Тебя моя жизнь, от Тебя да будет и средство к жизни» [42].

Ограничивая естественные потребности строгой необходимостью, христианин должен больше помышлять о хлебе духовном [43] – слове Божием (Мф. 4:4), «питающем душу ведением Божественной истины» [44], о Святых Таинствах и особенно заботиться о Таинстве Причащения (Ин. 6:53-56). «Хлеб обыкновенный, – поучает святитель Кирилл Иерусалимский, – не есть насущный, а сей святой хлеб (Тело и Кровь Господа) есть насущный. Сей хлеб сообщается всему твоему составу к пользе души и тела» [45].

Словом, в четвертом прошении молящийся подчиняет низшие стремления материальной природы высшим потребностям и связывает с Богом свою вседневную жизнь, свое настоящее.

Но чтобы это соединение с Богом было истинным, чтобы начать жить по-Божьи, христианин, как говорит Владимир Соловьев, «должен прежде исполнить всякую правду. Прежде чем приобретать новое благо, обязан уплатить старый долг» [46]. Но об этом говорится уже в пятом прошении.

О пятом прошении: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»

Под долгами здесь разумеются наши грехи. «Долг в Писании, – говорит Тертуллиан, – есть образ греха» [47]. Господь нас сотворил, дал нам жизнь, наделил нас естественными и духовными дарами. Получив от Него все, мы должны и отдавать Ему все, употребить все Его дары во благо, направить свою жизнь по Его заповедям, по Его Божественному учению. Когда же мы остаемся неблагодарными Господу и живем по своим прихотям, то и являемся Его должниками.

Пред Богом, как говорит святитель Филарет, митрополит Московский, «наши долги многочисленны» [48]. Нет такого человека на земле, который мог бы сказать, что он безгрешен. «Кто бо чист будет от скверны?» – спрашивает ветхозаветный праведник Иов и отвечает: «Никтоже, аще и един день житие его на земли» (Иов. 14:4-5). Но как бы ни были тяжелы грехи наши, Господь простит их нам по нашей вере в Его искупительные заслуги и при условии, если мы будем прощать нашим должникам – своим ближним, сделавшим нам какое-нибудь зло. «Спаситель тебя самого виновного делает судьею над самим собою, – поучает святитель Иоанн Златоуст, – и как бы так говорит: какой ты сам произнесешь о себе суд, такой же суд и Я произнесу о тебе. Если простишь своему собрату, то и от Меня получишь тоже благодеяние, хотя это последнее на самом деле гораздо важнее первого» [49].

Если же человек произносит эти святые слова молитвы, не примирившись со своими врагами, то они обращаются в страшное осуждение его. «Не прощай мне грехов моих, – звучат они в его устах, – как и я не прощаю обидевших меня». Молящийся в этом случае «должен быть совершенно бессознательным, иначе он не решился бы произнести против себя этот страшный приговор» [50].

Итак, «не забудем же миловать прежде, нежели просить помилования», – поучает святитель Филарет (Дроздов) [51].

О шестом прошении: «И не введи нас во искушение»

Христианское учение о молитве и ее значение в деле нравственного совершенствования, Глава 4 — читать, скачать

Христианское учение о молитве и ее значение в деле нравственного совершенствования

Библиотека Золотой Корабль.RU 2014

Отдел I. Понятие о христианской молитве и краткое изъяснение молитвы Господней как образца

Глава 1. Понятие о христианской молитве

Глава 2. Краткое изъяснение молитвы Господней как образца всякого нашего моления

Отдел II. Виды молитвы

Глава 1. Молитва внутренняя и наружная

Глава 2. Молитвы: хвалебная, просительная, покаянная и благодарственная

Глава 3. Молитва ходатайственная – молитва за других

Читайте так же:  Молитва о человеке присмерти

Глава 4. Молитва: частная и общественная

Отдел III. Условия благоуспешной молитвы

Глава 1. Приготовление к молитве

Глава 2. Условия, требуемые при совершении молитвы

Отдел IV. Христианское учение о значении молитвы в деле нравственного совершенствования

Глава 1. Значение молитвы в подвиге борьбы со грехом и страстями и духовной победе над ними

Глава 2. Значение молитвы для возрастания в христианских добродетелях

1. Источники: творения святых отцов Церкви и сочинения церковных писателей

Время жития святых, упоминаемых в работе

Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, поздравляя Константина Ефимовича Скурата с 40-летием педагогической деятельности, обратился к нему с такими словами: «Вы – действительно труженик и подвижник нашей богословской науки. Ваши ученики несут архипастырское, пастырское, педагогическое служение Матери-Церкви – от края до края Руси, ближнего и дальнего зарубежья. Спасибо Вам за Ваш подвижнический, педагогический, богословский подвиг, который дал поколения тружеников нашей Святой Церкви, которым Вы передали свои богатые знания и воспитывали примером своей жизни».

В 1999 году автору этой книги профессору Московской Духовной Академии, Доктору Церковной Истории Константину Ефимовичу Скурату исполнилось 70 лет. С радостью поздравляем его с юбилеем.

Родился Константин Ефимович 29 августа 1929 года в крестьянской семье в селе Комайск Витебской области. Родители воспитывали трех своих сыновей в строго православном духе. Отец перед самой кончиной подозвал к себе Константина, благословил его крестным знамением и сказал: «Молись Богу, и Господь устроит твою жизнь». Мать (Татьяна) сопровождала всю жизнь сыновей молитвой и наставлением в святой православной вере и жизни.

Общеобразовательную школу Константин закончил с серебряной медалью. С отличием закончил Минскую Духовную Семинарию (в 1951 г.) и Московскую Духовную Академию (в 1955 г.). За труд, который читатель держит в своих руках, получил ученую степень кандидата богословия и был оставлен при Академии в качестве профессорского стипендиата по кафедре Истории Русской Церкви и преподавателя Московской Духовной Семинарии.

В 1979 г. защитил магистерскую диссертацию на тему «Сотериология святого Афанасия Великого» (после чего был удостоин звания профессора), а в 1978 г. – докторскую диссертацию на тему «Поместные Православные Церкви». Имеет многочисленные публикации.

За время 44-летней педагогической работы преподавал в Московской Духовной Семинарии Историю Русской Церкви и Общую Церковную Историю, а в Московской Духовной Академии – Историю Древней Церкви, Догматическое богословие и Греческий язык.

Побывал в служебных командировках в Греции, Болгарии, Румынии, Германии, Италии, Швейцарии, Финляндии, Великобритании, Ирландии, Израиле.

Награжден орденами и медалями Православных Церквей: Александийской, Иерусалимской, Русской, Румынской, Болгарской, а также Правительством Российской Федерации.

В настоящее время преподает Катихизис в Московской Духовной Семинарии, Патрологию – в Московской Духовной Академии и курс по Истории Поместных Православных Церквей в Аспирантуре при Московской Духовной Академии.

Константин Ефимович является членом богословской Комиссии Священного Синода Русской Православной Церкви и членом Редколлегии журнала «Богословские труды».

Женат. Имеет трех взрослых детей – двух сыновей (иерея Николая и Алексия) и дочь (Наталию).

Бдите и молитеся, да не внидите в напасть.

Молитва – священная царица добродетелей.

Прп. Иоанн Лествичник

Велика сила молитвы, и она более всего приносит Духа Божьего и ее удобнее всего всякому исправлять.

Прп. Серафим Саровский

Молитва есть вместилище или поприще всей духовной жизни, или самая духовная жизнь в движении и действии.

Человеческая немощь в подвиге приобретения истинного блага. Истинные блага дарует нам Господь. Молитва есть средство к испрошению этих благ и приготовление к достойному их принятию. Молитва возрождает человека. Сила молитвы

Человек – великое, дорогое существо у Бога, но это великое создание, после падения в грех, стало немощным, подвергающимся множеству слабостей. Греховный человек настолько слаб, что, несмотря на все свои естественные усилия, не может приобрести здесь на земле истинного блага, постоянного внутреннего мира и покоя в своем существе. Ему часто помогают в этом искании ближние, друзья, соседи. Но что могут дать человеку такие же смертные, как и он! И только Господь может послать ему благо и дар совершен. «Бог есть единый источник всех истинных благ», – читаем у святителя Игнатия (Брянчанинова) [1]. Он для человека все: сила сердца его и свет ума его; Он благую мысль дает ему, уничтожает уныние и оживляет дерзновение; Он покой и радость; Он его вера, надежда и любовь; Он пища его, питие, одежда; Он жизнь для человека, его дыхание и освящение. Как мать бывает всем для младенца, так и Господь всегда готов даровать человеку необходимое в достижении им спасения. Но чтобы стать достойным Божиих милостей, человеку нужно приготовить себя к этому.

Ведь и земледелец не бросает своих семян в твердую почву, а предварительно распахивает ее, делает рыхлой. Так и верующий для принятия Божественных даров должен расположить свою душу, должен сам искать этих даров, просить их у Господа.

Средством ко всему этому и служит молитва. «Она есть ключ к небесным сокровищам» [2], «посредница между Богом и человеком, лестница, соединяющая небо с землею, творение с Творцом» [3].

«Она перерождает душу, уготовляет ее к принятию благодати, приводит ее в общение с Богом, водворяет в ней мир» [4]. Она «есть канал, которым струя благословений с неба льется в томящееся сердце». Вся духовно-нравственная жизнь развивается в человеке при посредстве молитвы. Молитвою поддерживается и укрепляется в человеке ревность для борьбы с грехом и страстями; через молитву получаются от Бога благодатные силы на перенесение всякого рода жизненных испытаний и на преуспеяние в добродетели. С другой стороны, и все то, что относится к нашим телесным нуждам, может быть ниспослано от Бога только через посредство молитвы. Нет такой вещи, чтобы нельзя было испросить ее у Бога. Невозможное она делает возможным. То, что представляется для нас трудным, молитва делает легким. Бессильный человек с молитвою приобретает такую силу, пред которой не могут устоять никакие другие силы. Чистою молитвою он побеждает самую природу, переменяет ее законы. Так, по молитве великого вождя Богоизбранного народа разверзлись недра земные, в которые едва проникают все усилия людей, и поглотили нечестивых возмутителей (Числ. 16, 32, 33). Иисус Навин остановил молитвой солнце при сражении с хананеянами и продлил один день как два (Нав. 10:12-14). Пророк Исаия – возвратил солнечную тень (3 Цар. 20, 11; Ис. 38, 8).

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Сильно и страшно бурное море, неудержимым потоком переливаются в нем воды, с неотразимою силою восстают под дыханием ветра его бурные волны, для которых человек со всею его мудростью – игрушка. Но и страшное море уступает силе молитвы (Исх. 14:22). Ужасна стихия огня, но и ее преодолевает молитва (Дан. 3:94). Неудержимы разрушительные движения воздуха. Нет силы, которая бы могла остановить страшные его течения, кроме одной только – силы молитвы (Мф. 8:25,27). Молитва побеждает и злобу хищных зверей (Дан. 6:16-19), и истребляет страшные полчища врагов (Ис. 37:14-20,36). Молитва отражает и притоки болезней, поражающие тело человека и преодолевающие всякое искусство (Ис. 38:1-5). По силе молитвы Сам Господь Бог нередко изменял определения Своей святой воли, удерживал Свою карающую руку, отвращал Свой гнев от преступного народа (Исх. 32:10,14). «Нет, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – подлинно нет ничего сильнее молитвы и даже ничего равного ей» [6].

Христианское учение о молитве и ее значение в деле нравственного совершенствования, Глава 4 —
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here